08/08/202202:15

Аналитика

03.08 13:57 Доклад Управления ООН по правам человека о правах человека в Грузии

3 августа /GEORGIAinform/. правление Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ) 27 июля опубликовало свои заключительные выводы по Пятому периодическому докладу по Грузии, в котором рассматривается соответствие гражданских и политических прав Грузии Международному пакту о гражданских и политических правах. Докладу предшествовали заключительные выводы по Четвертому периодическому докладу, которые были опубликованы в 2017 году, сообщает saqinform.ge.

Прежде всего, в докладе приветствуются изменения в Гражданском, Уголовном и Административном кодексах, направленные на приведение законодательства страны в соответствие с конвенциями органов ООН по правам человека.

В докладе также положительно оцениваются изменения, внесенные в Кодекс ювенальной юстиции в 2015 году; принятие Кодекса прав ребенка в 2019 году; Закон о защите прав ЛОВ, принятый в 2020 году; принятие Плана действий по защите прав человека на 2018-2020 годы; принятие изменений в законодательстве об искоренении всех форм дискриминации в 2019 году.

Отмечая реализацию Национальной стратегии в области прав человека на 2014–2020 годы, доклад выразил обеспокоенность задержкой с завершением Стратегии на 2021–2030 годы и «отсутствием оценки, основанной на индикаторах в сфере прав человека».

Комитет ООН по правам человека положительно оценил увеличение бюджета Аппарата народного защитника Грузии и прогресс, достигнутый в выполнении его рекомендаций, однако выразил разочарование «низким уровнем выполнения подобных рекомендаций публичными и частными субъектами».

В докладе подчеркивается, что правительство должно «обеспечить выполнение рекомендаций народного защитника как публичными, так и частными субъектами» и предоставить Аппарату народного защитника необходимые ресурсы для эффективного и независимого выполнения своего мандата.

Говоря о судебной системе, комитет отметил, что, несмотря на некоторые реформы, она «постоянно испытывает недостаток независимости и беспристрастности».

Особая озабоченность была выражена отсутствием прозрачности при отборе и назначении судей, в том числе в Верховный суд и Высший совет юстиции.

В документе также говорится о предполагаемых политически мотивированных арестах и ​​судебных процессах, в частности, по делам председателя Единого национального движения Ники Мелия и бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили, а также т.н. деле картографов.

Несмотря на то, что в документе подчеркивается, что в 2015 году Грузия приняла Закон о конфликте интересов и коррупции на публичной службе, обеспокоенность вызывают постоянные сообщения о коррупции и взяточничестве.

В докладе также говорится о недостатках в своевременном и эффективном расследовании дел о коррупции, в том числе касающихся высокопоставленных должностных лиц, что «согласно полученной информацией, (обусловлено) недостаточной независимостью правоохранительных органов и суда».

В этом направлении в докладе акцентируется внимание на слабости законов о разоблачениях и неэффективности системы мониторинга декларирования собственности, а также на недостатках в прозрачности процесса приватизации земли.

В документе выражается обеспокоенность отсутствием достаточных гарантий предотвращения произвольного вмешательства в право на неприкосновенность частной жизни, слежки и на доступ к персональным данным.

Особую обеспокоенность вызывает тот факт, что оперативно-техническое агентство, осуществляющее слежку, наделено как регулирующими, так и надзорными полномочиями и не является независимым от Службы государственной безопасности. Кроме того, подчеркивается, что существующий механизм надзора за его деятельностью «неэффективен».

Подчеркивается, что президент Грузии Саломе Зурабишвили наложила вето на Законопроект о тайных следственных действиях, в докладе выражается сожаление, что целью законопроекта является расширение и продление сферы действия тайных следственных действий, которые могут «нанести серьезный ущерб праву на неприкосновенность частной жизни».

В документе выражается обеспокоенность в связи с упразднением Службы государственного инспектора в ускоренном порядке м без консультаций, что имело «эффект обливания холодной водой» на другие правозащитные институты.

Высказана критика в связи с тем, что расследование дел о ненадлежащем обращении и пыток со стороны сотрудников правоохранительных органов начинается не по статье пыток и бесчеловечного обращения, а по статье превышения должностных полномочий.

В докладе также акцентируется внимание на неэффективном расследовании дела Темирлана Мачаликашвили.

В документе выражается обеспокоенность усилением поляризации СМИ и неправомерным давлением на СМИ со стороны властей административными, финансовыми и судебными средствами. Акцентируется внимание на смене собственников или руководства критических медиа-организаций и возбуждении уголовных дел против сотрудников СМИ.

В докладе также с обеспокоенностью отмечается рост числа угроз, запугивания, преследований и нападений на журналистов и граждан, критикующих власть.

Кроме того, выражается недовольство возможным политическим влиянием на Национальную комиссию по коммуникациям и возможной попыткой ограничить свободу СМИ принятием в июле 2020 года Закона об электронных коммуникациях.

В докладе также уделяется внимание похищению азербайджанского журналиста Афгана Мухтарлы в 2017 году и гомофобному насилию в отношении журналистов 5-6 июля 2021 года.

В докладе отмечается, что, несмотря на гендерное равенство, насилие в отношении женщин и насилие в семье, а также создание Межведомственной комиссии по представительству женщин в Парламенте, недостаточное представительство женщин, особенно уязвимых групп, «на руководящих должностях всех уровней общественной жизни» до сих пор вызывает тревогу.

В документе о насилии в отношении женщин перечислены следующие «печальные» обстоятельства: ненадлежащее сообщение о случаях, особенно о случаях сексуального насилия; низкий уровень судебного преследования и осуждения за это преступление; недостаточное количество служб защиты и помощи жертвам, в том числе психологических служб.

Что касается ЛГБТ+ сообщества, в докладе выражается недовольство участившимися случаями дискриминации, притеснения, запугивания и нападений на представителей сообщества, а также их защитников и журналистов. В том же контексте было упомянуто гомофобное нападение на 5-6 июля 2021 года.

В документе подчеркивается, что защита от всех форм дискриминации и насилия по признаку гендерной идентичности и сексуальной ориентации является обязанностью государства как на законодательном уровне, так и на практике, чтобы продемонстрировать, что случаи такого насилия будут расследоваться надлежащим образом, а виновные будут наказаны соответственно.

Что касается религиозных меньшинств, в докладе говорится о «структурной дискриминации» таких групп и о непропорционально малом финансировании, выделяемом таким группам на реабилитацию мест проведения молитв. В этом контексте также акцентируется внимание на дискриминационном распределении налоговых льгот.

В документе выражается обеспокоенность тем, что верующим мусульманам в Батуми не разрешили построить мечеть. Внимание также акцентируется на случаях притеснения религиозных меньшинств, особенно «стигматизации, давления и притеснений» студентов и школьников.

Комитет также обеспокоен уровнем социальной интеграции этнических меньшинств и их низкой представленностью на политическом уровне. Также, несмотря на расширение доступа к грузиноязычному образованию для национальных меньшинств, по-прежнему проблематичен вопрос «языкового барьера».

Говоря об оккупированных Цхинвальском регионе и Абхазии, в докладе высоко оцениваются усилия властей Грузии по обеспечению защиты прав человека в этих регионах, даже несмотря на то, что они не находятся под эффективным контролем правительства Грузии. Однако выражается обеспокоенность тем, что граждане, проживающие на оккупированных территориях, «не пользуются таким же уровнем защиты», как проживающие на остальной территории Грузии.

Инициатива правительства Грузии – «Шаг к лучшему будущему» оценивается положительно, однако акцентируется внимание на трудностях, с которыми сталкиваются люди, проживающие в оккупированных регионах, включая нарушение права на жизнь, а также права на свободу и безопасность, ограничение свободы передвижения и вызовы, возникающие во время пандемии Ковид-19.

Что касается вынужденно перемещенных граждан из оккупированных регионов, в документе также положительно оцениваются меры, предпринятые правительством Грузии в направлении предоставления им постоянного места жительства, финансовой помощи и образования. В докладе также упоминается, что 52% ВПЛ все еще ожидают расселения.

В докладе также выражается сожаление по поводу высокого уровня бедности среди ВПЛ, недостаточных ежемесячных пособий и неадекватного доступа к социальным услугам.

главная